#ЖурналЗИЛАРТ. Максим Галкин: «Я ТРИ ГОДА ЖИЛ В НОРЕ»

На днях к нам в офис заскочил большой друг нашей компании Максим Галкин. Воспользовавшись случаем, мы задали ему несколько вопросов для очередного выпуска #ЖурналЗИЛАРТ по нашей домостроительной теме.

«МНЕ НРАВИТСЯ ГРЯЗЬ»

- Помните дом, в котором родились?

- Конечно, не помню. Но знаю, что это Первый роддом имени Грауэрмана на Арбате. Его закрыли в начале 90-х годов прошлого века. Проезжаю иногда мимо и думаю: какой прекрасный особнячок! Там многие родились. Сын Сталина, например, и я. А какие разные судьбы! Потом мы переехали в поселок Калининец Наро-Фоминского района, отец тогда служил в Таманской дивизии. Оформляя свидетельство о рождении, родители указали место рождения Калининец, хотя могли и Москву. Против Калининца я ничего не имею, кроме того, что, заполняя документы, теперь вместо шести букв Москва, пишу «поселок Калининец Наро-Фоминского района Московской области». Зато, знаете, когда я выступал в Домодедово, мэр радостно приветствовал меня как земляка. Очень приятно, потому что когда выступаешь в Москве, едва ли кто-то будет говорить: «Наш земляк! Москвич!». Дом в Калининце я не помню, так как в три года мы оттуда переехали.

- А какой дом первым запомнился?

- Это дом в военном поселке Нора в ГДР. Помните была такая страна? Вспомнился анекдот: «2018 год. В новостях передают: Эстония отозвала своего посла из ГДР». По-немецки ударение в названии Нора ставится на первый слог, но у нас, конечно, был стишок: есть в Германии дыра, называется нора. В этом местечке я жил с 3,5 до 6,5 лет. В замечательном, в моем представлении, блочном доме.

- То есть немецкая архитектура произвела на вас впечатление?

- Немецкая? Ее там не было - была советская, социалистическая архитектура. Сейчас такой ужас уже не строят. Ну, «Группа ЛСР» во всяком случае точно не построит. От поселка, кстати, ничего не осталось: только бюст Ленина, дом культуры и лес. Но там очень красиво, это между Веймаром и Эрфрутом. Соборы, места Гёте.

- Сейчас вы живете в деревне Грязь. Много грязи?

- Это историческое наименование. О нем много легенд, и, по одной из них, название возникло из-за высоких запросов царских особ. Через деревню проходила царская охотничья дорога. И якобы Екатерина вышла из кареты и попала в какую-то лужу. Ну и пошло, как говорится, поехало. Хотя она ведь и возле Кремля могла в лужу попасть. А так там вообще нет грязи – деревня стоит на холме из чистого песка.

В XIX веке были раскопки, и согласно запискам о них там были обнаружены самые северные захоронения скифов. И золото тоже находили. Так что никакой грязи. Мне нравится название, оно отпугивает случайных людей. Жена Алла к названию места жительства раньше относилась внимательней, но и ей в итоге Грязь пришлась по душе. Хотя в свое время она отказалась от очень хорошей квартиры в центре Москвы только потому, что она была в Последнем переулке. Она мне сказала: «Представляешь, будут заголовки в газетах: «Этот переулок стал для Пугачевой последним!»

- Какой дом в Москве вам нравится больше всего?

-Особняк Арсения Морозова на Воздвиженке. Очень интересный – с фасадами, украшенными ракушками, витыми колоннами. По истории, мама купца Морозова, когда увидела, какой дом построил сын, сказала: «Потрясающе, раньше только я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва». Мне нравится Замоскворечье, там лучше всего сохранились старинные дома.

«ГОТОВ ПОДАТЬСЯ В МАЛЯРЫ»

- А каков ваш город мечты?

- Все зависит от местности. Город должен соответствовать прежде всего типу ландшафта, потом климату и, наконец, традициям страны, в которой строится. И в самую последнюю очередь тому, чего хочет архитектор, проектировщик. Слепое подражание тенденциям часто выглядит глупо. Вот вам пример из жизни. В Бурятии, куда нашу семью забросило благодаря службе отца, мы жили в доме, построенном по калифорнийскому проекту. Не знаю почему, в СССР было много необъяснимого. И у нас были огромные окна с форточкой не сбоку, а сверху. Дом смотрел одной стороной на север, а другой – на юг. Поэтому в условиях резкого континентального климата, когда в году 300 солнечных дней, происходило следующее. Зимой на кухне невозможно было сидеть из-за палящего солнца. А в моей спальне солнца никогда не было и с подоконника в комнату свисали сосульки.

- Какая из строительных профессий вам настолько интересна, что вы при случае хотели бы попробовать ею заняться?

- Маляр. Это почти так же классно, как мыть посуду. Главное – ровно покрасить. Не надо думать, где завитушки поставить, или еще о чем-то таком. Никакого творчества – работаешь и работаешь. Это прекрасно! Я, например, все время должен что-то придумывать проявлять фантазию, играть роли, а иногда хочется просто побыть маляром.  Нет, я не согласен поменять профессию полностью, доходы немного разные, а я уже как-то привык к своим. Но если меньше концертов будет, я с удовольствием. Могу легко быть прорабом. Все-таки замок я уже построил. Могу ходить с металлическими спицами и проверять УЗО. Вы же знаете, что это такое?

- Конечно, устройство защитного отключения.

- Правильно. Моя тема! Я как-то в детстве засунул две спицы в розетку, и видите, до сих подвижный. А если бы было УЗО, то все бы отключилось до того, как меня ударило током. Но тогда я был бы флегматичным и вряд ли вел бы все эти бесчисленные передачи на телевидении.

 

При перепечатке материала ссылка на сайт http://zilart.ru/ обязательна

Новости
проекта

ЗИЛАРТЖИЛОЙ КОМПЛЕКС
АРТ-КЛАССА

+7 (495) 228-22-88
заказать звонок
До новых цен осталось